Здравствуй, … , Новый год!

2557 Просмотров Нет комментариев

Говорят: под Новый год
Что ни пожелается –
Всё всегда произойдёт,
Всё всегда сбывается.

(Сергей Михалков)

Люблю я, други мои, Сергея Владимировича. С детства люблю. Как сейчас помню: только поставят родители около ёлки табуретку, я уже смекаю – надо стих гостям читать. Ну, я и стараюсь, голос надрывал: «Говорят: под Новый год…». Дескать, чего сидите? чего ждёте? Сказано же вам «всё всегда сбывается», а я мандарины и шоколадные конфеты очень люблю. Намёк, между прочим, всегда понимали. Кажется, и вчера поняли. Короче, дело было так. Где был я – не скажу, хоть убейте. Слово дал. А слово моё некрушимое. Как предвыборная программа кандидата. В веках стоять будет. Ну, вы про это знаете. И было нас двое. Я и САМ. Не «фотографией на белой стене», как писал поэт в школьной хрестоматии, а самолично. И был у нас разговор. Трудный. Но с перспективой.

— Короче, ухожу я.

— Да ты что?! В Москву? В Правительство? Или брать выше – в Администрацию Президента?

— Ага. Кому я там нужен? На пенсию ухожу.

— И что так?

— Устал.

— Устал… Понимаю. Как говорится, государство вести – не м….и трясти. Заседания, совещания, доклады. То Китай, то Москва. То хоровод с детишками, то вручение наград, а то с самой Мирей Матье застолье. А ты по-французски, извини, ни «пардон», ни «мерси». Труд не самый легкий. А уж ответственность… Зашкаливает.

— Да Бог с ней, с Мирей. Тут дело похуже. Стреножили меня. Недавно даже из «Единой России» поперли. Мало что из руководителей, даже из политсовета. Говорят, что забыли. А я чую, что не в забывчивости дело.

— Думаешь, чьи-то козни? Команда сверху?

— Сверху ли, сбоку ли — какая разница? Главное, что перед выборами, а я уже хорошим людям пообещал. И по спискам, и по одномандатным. И что теперь делать?

— Что делать? А забыть. Мало ли кому и чего ты обещал и в прошлом году, и в нынешнем.

— Я-то могу забыть. Не проблема. Мне не забудут. Уже не забыли. Зашевелились. Одни обиделись, что водопровод, тепло и горячую воду не отдал. Уже половину города перекопали, грозят после Нового года вторую перекопать. Я в квартире мёрзну, а эти, которых своими руками в мэрию запихал, экскурсию на ипподром устроили. Копыта лошадям пересчитывают, хвосты заплетают. Другие страх потеряли, берегов не видят. Я ему: гони замов в шею. А он мне: нельзя, нужен конструктивный диалог с профессиональным сообществом и активистами некоммерческих общественных формирований, а ваше администрирование уже устарело. Ты понял? Диалог! А 80% машин скорой помощи ровесники крейсера «Аврора». Или этот, которого из Глазовского пединститута выписали. Вот на дух не хотел я никого из глазовских. От понаехавших ели избавился. Так нет: бери да бери, наш человек. Взял. И что думаешь? Открываем детский сад. Впихивает меня в хоровод, а дети сопливые, воспитатели злые – их из соседних садов согнали. Игрушек нет, посуды нет, мебель толко для виду. А главное, денег нет. И не будет. А ему хоть бы хны. Министерские его никак в лицо запомнить не могут – редко видят. Ну, таких по всей России – как грязи. Куда ни плюнь – одно и то же. Твоя опора – минпром с минэкономикой. — Опора, да гнилая. Один без остановки про форумы жужжит и про инвестиции. А как спросишь про деньги – руки разводит: нету. Другой вовсе в Москву сбежал. Говорят, жене шепнул, дескать, хоть пешком с рыбным обозом, но побыстрее и подальше.

— А селяне? Они ж тебе мильен тонн молока обещают.

— Они и два, и три мильена пообещают. Как в старом анекдоте: Маня, сметану не разводи – я уже дважды разводила. И хрен бы с ним, пусть разводят. Но они же денег хотят. На фермы, на племенной скот, на корма, на дороги. Сам Воркович, которого триллионами не удивишь, и тот сказал, что по такой цене молоко дешевле из Австралии самолетами возить. Вредители.

— Да, тяжко на Руси властвовать.

— Ну это когда как. Вон внук мне рассказывал про какого-то царя. Даром что Иван, а как не понравится ему министр-боярин, так он его под корень со всеми чадами и домочадцами. Вплоть до троюродного шурина внучатого племянника. И что ты думаешь? Великим царем стал.

— У нас любят, ценят, уважают, которые боярам задницы дерут. Слушай, а, может, не уходить тебе, а наоборот, взять пример с Ивана?

— В смысле?

— Ну, под корень, да еще с домочадцами, это не прокатит. Не то нынче время. А вот в отставку их всех вполне можешь отправить. За злостное сдерживание перемен к лучшему. Конституция позволяет.

— А что? Это мысль. Прихлопнуть их всех враз. Скрутить в бараний рог. Прямо перед Новым годом.

— А может, после, пока от праздников не отойдут?

— Вот тут ты промашку даёшь. Самый смак – перед Новым годом. Представь: собираю я числа зи-31-го расширенный президиум Правительства. Все сбегаются. Думают, Глава щас премии нам понавыписывает, подарков понадарит, по рюмке нальёт.

— А ты?
— А я им такой: «Видите бумагу? Это Указ об отставке Правительства. И я его сейчас подпишу». Типа как Ельцин КПСС.

— А они?

— А они мне в ноги: не подписывай, заступник! не сироти!

— А ты?

— А я такой подписываю. Медленно подписываю, по слогам, с оттягом, чтоб прочувствовали поглубже.

— Хорошо! Ох, как хорошо! А почему под Новый год-то? В чём смак?

— А мне внук народную примету недавно записал на бумажку. Вот: «Говорят: под Новый год Что ни пожелается

— Всё всегда произойдёт, Всё всегда сбывается».

— А что, сильный будет ход. Роковой.

— Одного опасаюсь.

— Чего?

— А вдруг не успею?

— Как не успеть-то? До Нового года еще целых четыре дня.

— Как бы меня самого за эти дни не того.

— Чего – не того?

— Не пожелали.

— Значит, торопиться надо.

— И тут ты кругом прав. Будем торопиться.

В общем, так, други мои. Ждем. Говорят: под Новый год…

Статьи по Теме

Новости